путешествия

Участие в строительстве БАМа

Я ничего не знала о строительстве железных дорог, пока удивительная поездка на строительство Байкало-Амурской магистрали в декабре 1975 года не дала мне шанс увидеть все своими глазами и прочувствовать энтузиазм и увлеченность ребят и девушек из первых строительных отрядов, отправившихся в апреле-мае 1974 года покорять Сибирь.

Решение поехать на строительство БАМа

В 1975 году нам с мужем было по 30 лет, сыну — 6 лет. Жили мы в г. Астрахани. Мы были хорошо трудоустроены: я занимала должность начальника планово-экономического отдела в крупной организации снабженческого толка, муж — строитель, работал крановщиком башенного крана. Мы были молодые и нам хотелось попробовать чего-то нового. И мы решились! Купили билет на поезд Астрахань — ст. Лена и муж поехал на разведку. Шла последняя декада ноября. Договорились, что если он там устроится, то мы с сыном приедем к нему весной.

Я продолжала спокойно жить и работать, никому не сообщая о нашем решении. Через три недели муж вернулся, рассказал, как ему в Сибири понравилось, и о том, что в поезде он познакомился с ребятами, которые ехали в поселок Магистральный. Их посылали на обучение на курсы рабочих профессий, и теперь они возвращались назад на строительство БАМа.

Поселок Магистральный

Поселок Магистральный — это один из первых поселков, построенных первопроходцами в западной части строительства железной дороги. К тому времени поселку был уже год, и были построены не только щитосборные дома и общежития для строителей, но и больница, школа, три магазина: продуктовый, промтоварный, хозяйственный, а также хлебопекарня и две столовые по 100 посадочных мест. Все необходимое для жизни в поселке было. Муж сразу же договорился о работе в строительной организации — в СМП-391 треста «Ангарстрой» , мне нашлась работа в отделе рабочего снабжения СМП-391 в этом поселке в должности экономиста. Чтобы меня быстро без отработки отпустили с занимаемой должности, оформили письменный вызов.

Поездка на поезде Астрахань — Москва — ст. Лена в декабре 1975

И мы поехали! Конечно же, без сына: наши родители нам его просто не отдали, сказали, что это сумасшествие — везти ребенка неизвестно куда, да еще зимой в Сибирь, в тайгу.

В предновогоднее время билет на поезд до конечной станции без пересадок купить было невозможно, а пересадки предстояли в Москве, Омске, Новосибирске. Но нам было нестрашно, главное — вперед!

В Новосибирске ж/д вокзал был забит очередями в кассы. Можно было отстоять в очереди целый день, а нужный нам поезд отходил через два часа, и только смекалка мужа помогла нам: в последние минуты перед отправкой он уговорил женщину-кассира в солдатской кассе (да, тогда были такие кассы на ж/д вокзалах) закомпостировать наши билеты на поезд.

Поезд уже отходил, носильщик с вещами на грузовой тележке бежал параллельно ходу поезда, муж закидывал в дверь вагона наши вещи, а потом закинул и меня и, конечно, запрыгнул сам. Вагон был плацкартный, и для нас нашлась свободная боковая койка. Эту посадку в поезд мы запомнили на всю жизнь. Это было целое приключение!

В вагоне находилась группа молодых ребят 18-20 лет, которые также ехали после учебы в Магистральный, куда направлялись и мы.

Конечная станция — ст. Лена: город Усть-Кут

В Усть-Куте мы с попутчиками нашли место, где отстаивались грузовые самосвалы немецкой фирмы Магирус перед поездкой в разные БАМовские поселки. Только такие машины могли проехать по зимнику — зимней проезжей дороге, проходившей вдоль всей строящейся трассы через БАМовские поселки. Они возили стройматериалы, уголь для котельных, множество всякого оборудования, необходимого на стройке.

Нашлась одна такая машина, которая шла через Магистральный, и мы все побросали свои чемоданы и рюкзаки в кузов Магируса. Ребята сказали водителю, где все выгрузить, и Магирус поехал, а мы остались на дороге, так как группа из восьми человек не могла поместиться в кабину водителя.

Приехали в аэропорт мы с надеждой, что как-то выберемся из Усть-Кута на самолете или вертолете. Просидели до утра, а утром на вертолете МИ-8 долетели до центра Казачинско-Ленского района поселка Казачинск. На попутном грузовике с деревянными досками в виде скамеек в кузове добрались до следующего таежного поселка Ключи. Его название происходит от незамерзающих ключей, бьющих из-под земли и образующих незамерзающую речушку. Отсюда уже никто дальше не ехал, и мы пошли пешком. Идти до Магистрального надо было 10-12 км по накатанной снежной дороге, пролегающей между вековыми елями, кедрами, соснами, лиственницами.

День был солнечный и необычно теплый для такой местности, всего -15. Для этих мест в конце декабря 30 декабря 1975 года это было даже жарко. Обычно в конце декабря здесь бывает от -30 до -50 градусов. Такую красоту раньше мы видели только на картинах и открытках. Огромные деревья, вершины которых устремлены в небо так, что их невозможно разглядеть, были окутаны снежным покрывалом в полметра толщиной, заденешь ветку — засыпет с головой.

Мы дошли. Ребята проводили нас до «гостиницы» — небольшого домика в две-три комнаты для приезжих, а потом и принесли наши вещи, которые благополучно доехали на самосвале до поселка. Пригласили нас на следующий день на встречу Нового Года.

Устройство на работу и жизнь на БАМе

31 декабря 1975 года мы ходили по поселку, рассматривали, где и что находится, было очень интересно. При строительстве поселка не все деревья были вырублены, и четырехквартирные щитосборные дома светло-зеленого цвета хорошо выглядели на фоне огромных деревьев и белого снега. Поселок был небольшой, но уже с правильно расположенными улицами. Названия улиц самые разные и соответствующие духу того времени, начиная от улицы Первопроходцев, улицы Павлика Морозова до названий улиц по имени городов, откуда приехали строители. Каждая строительная организация, обосновываясь в поселке, строила жилье для себя сама. Поэтому в местах дислокации этих организаций были разнообразные строения: щитосборные дома, рубленые домики ( из леса-кругляка, их еще называли балки), жилые металлические вагончики. Освещение для поселка давал электропоезд.

Новый 1976 год мы с новыми знакомыми встречали в поселковом клубе — большом здании, построенном самими жителями из широких досок. В середине зала стояла большая нарядная елка, а на сцене ребята-лесорубы играли на музыкальных инструментах. Зал был полон молодежи, и все танцевали до утра.

2-го января был рабочий день, и мы с мужем разошлись по организациям, где нам предстояло работать.

Мой приезд очень обрадовал руководство ОРСа. ОРС действовал уже в течение полугода, а экономиста не было. То есть экономисты были, но периодически: каждый месяц новый специалист появлялся и через месяц исчезал то ли из-за недостаточного опыта в работе, то ли по каким другим причинам, мне это неизвестно.

Меня радушно приняли и показали рабочее место в отдельном кабинете. Рабочее место состояло из письменного стола, шкафа для документов и стула. Больше ничего в кабинете не было, если не считать женских резиновых сапог, принадлежащих последнему сбежавшему «экономисту». Документов тоже не было, ни одного. Шкаф и стол были пустые.

Неожиданно для меня весь состав администрации ОРСа был молод. Самыми старшими оказались начальник ОРСа — ему было 36 лет, и главный бухгалтер — ей 42 года. Остальные работники — от 20 до 30 лет. В основном это были семейные люди, приехавшие на БАМ с мужьями, женами, детьми. Всем находилось дело по специальности. Но потом мы познакомились с людьми, которые занимали достойные должности в обычной жизни в своих городах, из которых приехали по велению сердца, а здесь работали в бригадах лесорубов или на прокладке дороги.

В то время в стране велось плановое хозяйство. Госплан спускал нижестоящим организациям и предприятиям планы по выработке и продаже различных изделий и товаров, а эти организации (всевозможные тресты и управления) распределяли и спускали планы подчиненным предприятиям и организациям. В обратную сторону шел поток отчетов о выполнении планов.

Хочется рассказать о снабжении людей, живущих и работающих на строительстве БАМа. В то время, когда по всей стране в магазинах на полках в свободной продаже можно было увидеть соль, уксусную кислоту, горчицу и прочие продукты не первой необходимости, а мясные продукты, такие как котлеты, пельмени, «синие» куры и утки, сливочное масло и так далее, можно было купить только отстояв часами в огромной очереди в определенные часы завоза этих продуктов, в бамовские поселки продукты , одежда, обувь, текстиль завозились вертолетами самого лучшего качества и многообразия. Например в продовольственных магазинах свободно стояли в витрине всевозможные мясные и рыбные консервы, колбасы разнообразных видов от вареных до сырокопченых , болгарские овощные консервы, всевозможные кондитерские изделия, свежие овощи и фрукты, цитрусовые — круглый год, могли завозить и замороженные фрукты в упаковках. И ,конечно же, разнообразные виды свежего или замороженного мяса и птицы. Такое обилие продуктов можно увидеть только в наше время в больших супермаркетах крупных городов. Но для «бамовцев» страна ничего не жалела. То же самое можно сказать и о промтоварах: японские ткани- шелка и трикотины, финская одежда и обувь, японский и немецкий фарфор и другая посуда. Этот список можно продолжать бесконечно. Чтобы красивые ткани не висели в магазинах, а покупались и шилась из них одежда, в поселках открывались комбинаты бытового обслуживания, в которых находились и мастерские по пошиву одежды. Овчинные полушубки, тулупы, валенки или унты выдавались рабочим , работающим на открытом воздухе, как спецодежда. Никто не замерзал.

Кроме хорошего снабжения бамовцам платили хорошую зарплату. К зарплате по тарифным ставкам за отработанное время добавлялся коэффициент в размере 40 % за разъездной характер работы, так называемые «колесные», работа в праздничные и выходные дни оплачивалась в двойном размере. Отдыхать и праздновать времени не было. Кроме этого получали «северную надбавку» за работу в районах Крайнего Севера и районах, приравненных к ним. Прокладка БАМа проходила как раз в таких районах. Кто хотел зарабатывать — тот зарабатывал. А еще отработавшим три года на строительстве БАМа выдавался сертификат на получение вне очереди в любом городе автомобиля марки «Жигули», кто отработал пять лет получал сертификат на «Волгу». Конечно, это была не бесплатная выдача машин, а заранее писалось заявление на приобретение машины, и с этого работника ежемесячно удерживалась из зарплаты расчетная сумма для погашения стоимости машины и последующего получения сертификата. Сейчас можно спросить » в чем же здесь благо ?», это та же покупка в кредит, только оплата до получения определенной вещи. Но в те годы простому человеку невозможно было купить машину ни по очереди, ни без очереди. Машины продавались по спецраспределению, так как их было очень ограниченное количество, да и благосостояние основной массы людей не предоставляло возможности даже думать о покупке автомобиля. Об автокредитах в то время можно было только пофантазировать.

В ОРСе, где мне предстояло работать, планы и отчеты об их выполнении шли по нескольким направлениям: торговля, общественное питание, хлебопечение, свинооткорм. Связь с вышестоящей организацией по селектору один раз в день. Вышестоящая организация находилась в Братске: УРС Ангарстрой. За час связи необходимо было выяснить все интересующие вопросы, а они были и у руководителя, и у главного бухгалтера, и у других специалистов. В подчинении у ОРСа были объекты обеспечения ( склады, магазины, столовые, хлебопекарни ) еще в двух бамовских поселках Улькан и Кунерма.

Разнообразная отчетность по всем видам деятельности ОРСа представляла собой огромный набор различных сведений и расчетов и без баз данных ее невозможно составить. Необходимо было провести учебный семинар для заведующих базами, магазинами, старших продавцов, бухгалтеров и других работников, участвующих в процессе сбора информации, о формах первичной отчетности по каждому подразделению, необходимых для составления отчетности в целом по предприятию. Семинар я провела, и он принес хорошие результаты: годовой отчет был благополучно составлен. Когда я в апреле приехала в Братск сдавать годовой отчет, в управлении на меня смотрели удивленными глазами . В управлении, неожиданно для себя, я встретила своих земляков — волжан. Так далеко от родных городов все волжане были земляками. Заместитель начальника управления — УРСа «Ангарстрой» и одна из работников бухгалтерии были родом из Саратова, они приехали в Сибирь совсем молодыми людьми еще на строительство города Братск и остались там навсегда.

В Братск с отчетами мне приходилось ездить через каждые три месяца ( отчеты были квартальные, полугодовые и так далее). Чтобы добраться до Братска надо было сначала доехать до Усть-Кута зимой по «зимнику» на попутном «магирусе» ( дорога занимала целый день или ночь, если попутка шла в ночь), а летом , если повезет, на вертолете, который привез продукты в поселок, или добираться на попутках до аэропорта в Казачинске, а там на АН-2 до Усть- Кута. Как я уже рассказывала станция Лена ( город Усть-Кут) конечная станция Восточно-Сибирской магистрали, от которой и начиналось строительство БАМа. Вечером уходил поезд Лена-Москва, а утром приходил в Братск к самому началу рабочего дня. Сдача отчетов проходила в течение дня, а на следующий день начинался путь в обратную сторону.

В середине 1976 года в штат планового отдела ОРСа добавили еще одну единицу экономиста ( я на тот момент была переведена старшим экономистом) и я попросила руководителя перевести на эту должность молодую девушку, имеющую среднее экономическое образование, но не имеющую опыта работы экономистом , и работающую в ОРСе кассиром. Я отметила для себя ее старательность, интерес к работе и желание работать экономистом. Так у меня появилась помощница. Но, чтобы она смогла полноценно освоить экономическую работу мне надо было научить ее всему на практике. И я научила ее всему. Она завела специальную тетрадь и записывала туда все мои уроки, как пишут конспекты в университетах. За что меня потом долгие годы благодарила (в письмах). Потом, в течение моей долгой профессиональной деятельности , у меня было немало таких учеников: это были и студенты экономических факультетов вузов, защищающие дипломы на основе деятельности предприятий, в которых я занимала главные экономические посты , это были и новые работники, пришедшие работать в экономический отдел со студенческой скамьи.

В мае мы с мужем поехали в Астрахань за сыном. Возвращались в Магистральный навсегда. Заказали 5-ти тонный контейнер, сложили туда все вещи, которые у нас были: мебель, оргтехнику, бытовую технику и все остальное, и отправили по железной дороге по адресу нашего проживания в Магистральном. Нам очень понравилось жить там. Кроме замечательной природы, на строительстве БАМа были и замечательные люди. Молодежь женилась, обзаводилась детьми и оседала там. Наш сын в сентябре пошел в школу в 1-й класс и одновременно в 1-й класс музыкальной школы по классу фортепиано. Да, уже и такая школа была. Поселок строился, население росло. За два года увеличилось до 3 тысяч. В поселке все друг друга знали, двери в домах на замки почти не закрывались. Драк и воровства не было. Молодежь была трезвая, на БАМе действовал «сухой закон».

Как добирался до нас наш контейнер с вещами — это отдельная история, но контейнер муж нашел все на той же станции Лена, перегрузил его на баржу и по рекам баржа благополучно добралась до нашего поселка. Все вещи оказались в целости, даже ни одна чашка не разбилась.

Возвращение

В ноябре 1977 года мы вернулись в Астрахань по причине начинавшейся болезни сына. Главврач Иркутской клиники, куда повезли на обследование сына, сказал, что ему не походит климат и надо возвращаться туда, где он родился. Врач был прав. После возвращения домой все признаки заболевания исчезли. Сейчас ему уже 49 лет, он имеет четырех детей и уже одного внука. К тому же я была беременна вторым сыном и в октябре ушла в декретный отпуск. К этому времени железная дорога уже проходила мимо нашего поселка , и по ней ходили редкие товарные поезда. Вот на таком товарном поезде мы и отправились в обратный путь в Астрахань. Муж договорился с машинистом поезда, чтобы нас довезли да Усть-Кута. Ехали мы во второй кабине паровоза: у паровоза две кабины машиниста- по одной с двух сторон. В передней находился машинист со своим помощником, а в задней кабине — наша семья. Так как в кабине спальных мест нет, то я всю ночь ехала, сидя на стуле машиниста, а муж и сын ехали примостившись на полу кабины. В Усть-Куте мы сели на поезд Лена-Москва-Астрахань и уже благополучно добрались до Астрахани.

Своих БАМовских друзей мы не забываем и хорошо,что есть интернет и социальные сети, где мы все нашли друг друга и общаемся. Многие разъехались по своим городам по разным причинам, а многие так и живут в этой замечательной чистой природе и дышат воздухом, пропитанным запахом хвойных деревьев и брызгами Байкальской чистой воды.

Годы, проведенные на строительстве БАМа остались в нашей памяти на всю жизнь как очень светлая ее часть: нет ничего дороже человеческих отношений и настоящей дружбы, а еще сопричастность к чему-то необыкновенному, большому заставляет человека уважать самого себя. И хотя мы с мужем не были лесорубами, не прорубали просеки, не укладывали звенья железнодорожного полотна, но мы были там и занимались своим делом: он построил первые каменные дома в поселке, я занималась планированием обеспеченности этих самоотверженных людей всем необходимым для нормальной жизни.

«Золотое Звено»- последнее звено железной дороги было уложено в октябре 1984 году. Дорогу строили 10 лет. В планах правительства было построить много городов и крупных предприятий вдоль всей трассы для развития Сибири и Дальнего Востока, поэтому люди, поехавшие на эту великую стройку, надеялись не потеряться и найти свое место в дальнейшем освоении края. Но распад огромной страны остановил все эти планы и затормозил развитие на долгие годы. И все-таки остается надежда, что все было не зря.

Лидия Куртенева

Дорогой друг ! Если Вам понравилась эта статья и она оказалась для Вас полезной напишите пожалуйста комментарий и поделитесь с друзьями в соцсетях.

Родилась в Астрахани. Закончила Московский Кооперативный институт Центросоюза. С 26 лет работала начальником планового отдела, главным экономистом на крупных предприятиях в Астрахани. На пенсию ушла в 65 лет. Замужем. Два сына и семь внуков.

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
alex97657 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
alex97657
Гость
alex97657

Здравствуйте, вы пишете статьи на сайты сами? Мы занимаемся восстановлением уникальных статьей, из удаленных из интернета сайтов.
Предлагаем снабжать вас контентом.
Статьи раздаем бесплатно, переходите к нам — shoptxt.ru/cont.php
Отписаться от рассылки — http://shoptxt.ru/dell.php?dell=LSKURTENEVA.RU